Суббота, 2017-11-18, 01:56:10
Приветствую Вас Гость | RSS

Меню сайта

Наш опрос
Оцените наш сайт
Всего ответов: 166


Кого же берут в космонавты

КОГО ЖЕ БЕРУТ В КОСМОНАВТЫ

Отбор в космонавты - это непрерывный процесс, происходящий на всех этапах подготовки, в течение всего времени пребывания в отряде. Даже пройдя жёсткий первоначальный отсев, очень трудно овладеть нужными навыками и развить соответствующие личностные качества, но ещё сложнее, освоив профессию, оказаться востребованным. Конечно, отбор происходит везде, но в других профессиях существует много ступеней для самореализации (можно не стать лётчиком-испытателем, но водить пассажирские лайнеры или работать в сельскохозяйственной авиации - всё равно ты лётчик!), а в космической профессии единственный критерий - участие в полёте. Между "слетал" и "не слетал", уже ставшими терминами в Центре подготовки космонавтов, - дистанция огромного размера.


ОТБОР ПЕРВЫХ КОСМОНАВТОВ… 

Когда было принято решение о полёте человека в космос, то сразу встал вопрос: представителей каких профессий следует предпочесть? Высказывались разные мнения. Например, врачей, поскольку основной задачей космонавта в первых полётах было исследовать состояние и реакции собственного организма. Или инженеров, принимавших участие в создании космического аппарата: кто лучше знает корабль, чем разработчики!

Сергей Павлович Королёв считал, что "для такого дела лучше всего подготовлены лётчики, и в первую очередь лётчики реактивной истребительной авиации. Лётчик-истребитель - это и есть требуемый универсал… Он и пилот, и штурман, и связист, и бортинженер. Немаловажно и то, что он - кадровый военный, а значит, обладает ещё и такими необходимыми для будущего космонавта качествами, как собранность, дисциплинированность, непреклонное стремление к поставленной цели". И добавлял в шутку: "...он и швец, и жнец, и на дуде игрец". Практика подтвердила правильность этого выбора. Королёв так сформулировал требования к кандидатам в космонавты: не старше 30 лет, безупречное состояние здоровья, высокая психическая устойчивость и общая выносливость организма, отличная лётная успеваемость, волевой характер, трудолюбие и любознательность. Космическая техника того времени определяла антропометрические характеристики: рост не выше 175 см, вес 70-72 кг.

В то время слишком мало знали о воздействии условий полёта на организм человека, поэтому медицинские требования при отборе были особенно жёсткими. Первый начальник Центра подготовки космонавтов Е. А. Карпов называл это "сверхотбором".

Чтобы выяснить степень переносимости нагрузок, проводились так называемые функциональные нагрузочные пробы - испытания в предельных для человека условиях в барокамере, на центрифуге и др. Это позволяло выявить скрытые заболевания и отклонения, о которых человек мог даже и не подозревать. Такие пробы называют ещё провокационными. Кроме того, на основании полученных данных определялись резервные возможности человека, его запас прочности.

"Сверхотбор" был оправдан на начальном этапе, поскольку космос таил в себе много неизвестного, вероятно ужасного, и было не ясно, возможно ли пребывание там человека, не повредится ли он рассудком. После полёта Юрия Алексеевича Гагарина эти страхи исчезли, технические руководители программы стали выражать сомнение в необходимости столь жёстких требований, и их снижение произошло удивительно быстро. С. П. Королёв считал, что "медицина" тормозит развитие программы, и даже допускал выражения типа: "Пора поменьше мучить людей по программе для кроликов!". Возможно, это было связано с его желанием сформировать в своём ОКБ-1 гражданский отряд космонавтов.


…И ПЕРВЫХ АСТРОНАВТОВ 

Цели и задачи отбора американских астронавтов были те же - найти людей, которые смогут хорошо адаптироваться к необычным (и тяжёлым!) условиям космического полёта и успешно выполнить программу. Кандидаты точно так же проходили детальное медицинское обследование по методикам, опиравшимся на опыт авиационной медицины.

По рекомендации, одобренной президентом США Дуайтом Эйзенхауэром, к кандидатам в астронавты предъявлялись следующие требования: рост не более 182 см, возраст не старше 40 лет, безупречное здоровье, диплом лётной школы ВВС или ВМС либо о высшем образовании в области точных или технических наук, опыт полётов не менее 1500 ч (в основном на реактивных самолётах).

9 апреля 1959 г. отобранная из 508 кандидатов первая группа астронавтов, в которую вошли Джон Гленн, Вирджил Гриссом, Малколм Карпентер, Гордон Купер, Доналд Слейтон, Алан Шепард и Уолтер Ширра, была представлена общественности.

При формировании группы американцы тоже использовали "сверхотбор": требования к здоровью и личным качествам кандидатов оказались гораздо более жёсткими, чем даже к экипажам атомных подводных лодок. Кроме углублённого медицинского обследования использовались разнообразные тесты, включая психологические. Так, для испытания силы воли и выносливости кандидат должен был семь минут просидеть, погрузив обе ноги в воду со льдом, три часа провести в тёмном звукоизолированном помещении, два часа - в особой камере при температуре 50 °С. Проводились испытания на центрифуге, на вибростенде (с завязанными глазами; задача - не потерять равновесие) и т. п.


ПОХОЖИЕ, НО РАЗНЫЕ 

При разработке первого советского космического корабля "Восток" принимались чрезвычайные меры по обеспечению безопасности полёта. Корабль был автоматическим, ручное управление не предусматривалось. Мощность нашей "семёрки" (ракета-носитель Р-7) и соответственно масса корабля - около пяти тонн - позволяли надёжно продублировать бортовые системы управления. Поэтому высокий уровень пилотирования от кандидатов в космонавты не требовался - больше внимания обращали на желание учиться, умение приспосабливаться в сложных условиях.

С. П. Королёв и его соратники понимали, что программа исследования и освоения космического пространства станет расширяться, полётов будет много. Поэтому в первый отряд набрали 20 человек - на перспективу.

Первый американский корабль "Меркурий", по признанию самих разработчиков, создавался с единственной целью - как можно быстрее и с минимальными затратами доставить человека на орбиту. Вес его составлял всего 1,3 т - мощной ракеты-носителя у американцев не было. Из-за невозможности в достаточной мере продублировать автоматику обеспечение надёжности управления и безопасности полёта возлагалось на астронавта. Исходя из этого, в первый отряд астронавтов отобрали лётчиков с большим испытательским и даже боевым опытом, что себя оправдало: отказов в полётах "Меркурия" случалось много, и всегда астронавтам удавалось с ними справиться.

По мере того как накапливались знания о самочувствии человека в космосе, создавались новые, всё более совершенные пилотируемые аппараты, изменялась система и отбора, и подготовки. Требования к личностным качествам и здоровью не стали, конечно, менее строгими, но от некоторых экстравагантных тестов и чрезмерных нагрузок отказались.

Когда начались полёты американцев на "Союзах", а россиян на американских челноках и совместная работа на станции "Мир" и МКС, требования к отбору и системы подготовки существенно сблизились, хотя по-прежнему во многом разнились.

Различаются как требования к антропометрическим данным, так и сами перечни. Так, у американцев - рост не выше 193 см, минимальный рост для пилотов - 162,6 см, для специалистов по полезной нагрузке - 152,5 см. У нас - рост не более 182 см, вес не более 85 кг, рост в сидячем положении не более 94 см.

Но личностные и профессиональные качества не зависят от природных данных. Именно на долю "крошки Нэнси" (астронавт Нэнси Керри имела минимально допустимый рост, а вес - всего 43 кг) выпало исполнение ответственейшей и сложнейшей операции - стыковки первых и самых больших модулей МКС - "Юнити" и "Зари".

С началом эксплуатации космического корабля "Союз ТМА" (2002 г.) требования к антропометрическим данным космонавтов и астронавтов стали практически одинаковыми.

В XXI в. продолжают вырабатываться единые подходы и общие стандарты.


ПОДГОТОВКА 

Современная система подготовки отличается от существовавшей в начале так же, как первый корабль "Восток" от МКС.

Весь процесс подготовки делится на этапы: общекосмический, в составе групп и непосредственный. Общекосмическая подготовка продолжается два года. За это время закладываются основы профессии космонавта.

Кандидаты в космонавты изучают науки, составляющие фундамент профессии. Вначале их набиралось немного: ракетная и космическая техника, основы космической медицины, астрономия, геофизика, астронавигация. Кроме того, изучались устройство и принципы эксплуатации корабля "Восток". Проводились занятия по приобретению навыков фотографирования и киносъёмки.

По мере усложнения космической техники и осуществляемых на орбите работ, исследований и экспериментов расширялся и объём подготовки. В неё включили такие разделы, как информационно-вычислительные системы, основы испытаний, ведь каждый космический полёт является испытательным. Космонавты, сдавая 101-й экзамен, ворчали: "Безобразие, отбирали по здоровью, а спрашивают по уму!".

Закончив обучение, кандидаты в космонавты сдают государственный экзамен, и выдержавшим его присваивается квалификация "космонавт-испытатель" или "космонавт-исследователь". После этого они направляются на непосредственную подготовку, т. е. подготовку к конкретному полёту, либо совершенствуют свои профессиональные качества в составе групп, закреплённых за определённым типом космического корабля.

Последняя в принципе необязательна. Её пришлось ввести из-за того, что многие программы (например, "лунная") были закрыты, и космонавты, прошедшие лишь общекосмическую подготовку, оказались не у дел. Для тех, кто не включён в состав групп или экипажей, проводят периодические учебные сборы, как для офицеров запаса.

В первые годы пилотируемой космонавтики основной упор делался на медико-биологическую подготовку. На неё отводилось почти две трети времени. С увеличением длительности полётов, усложнением работ на орбите больше внимания стало уделяться специальной подготовке, но значение медико-биологической подготовки по тем же причинам только возросло.


ЦЕНТРИФУГА: ТРЕНИРОВКИ НА ПЕРЕГРУЗКУ 

Для моделирования перегрузок используется специальная быстро вращающаяся центрифуга, внешне напоминающая огромную гантель, на одном конце которой закреплена кабина с испытуемым, а на другом - противовес.

Для космонавтов первого отряда при испытаниях максимальная перегрузка составляла 12 единиц, при обычных тренировках - не выше 10 с площадкой (время воздействия перегрузки) 40 с. Для женской группы предел был снижен до 10 единиц.

К началу нового столетия космические корабли стали совершеннее и требования чуть-чуть ослабли. В XXI в. космонавты крутятся на центрифуге по такой схеме: 4 единицы с площадкой 120 с, 6 единиц с площадкой 60 с и 8 единиц с площадкой 40 с. В программу ежегодного медицинского осмотра включено обследование на устойчивость к длительным продольным перегрузкам в направлении голова - таз величиной 3 и 5 единиц с площадками по 30 с. Этот вид тренировок очень важен: на спуске космонавт подвергается воздействию перегрузок, особо ощутимых после длительного пребывания в невесомости.

В нештатных и аварийных ситуациях перегрузки могут быть гораздо больше. Так, при аварийном спуске корабля "Союз-18-1" (с космонавтами В. Г. Лазаревым и О. Г. Макаровым) они достигали 22 единиц.


ВЕСТИБУЛЯРНЫЕ ТРЕНИРОВКИ 

Подготовка к пребыванию в невесомости называется вестибулярной тренировкой.

Это очень неприятный вид тренировок. Они призваны облегчить период адаптации к невесомости в первые несколько суток полёта и сделать его как можно короче.

Самые известные приспособления, предназначенные для этой цели, - "кресло Барани" и "качели Хилова".

Испытание проходит по следующей схеме: минута вращения - минута отдыха. Во время вращения космонавт должен медленно опускать и поднимать голову, в результате сложения этих движений возникает кориолисово ускорение, которое неблагоприятно воздействует на вестибулярный аппарат - орган, информирующий мозг о положении тела в пространстве. Может появиться тошнота, начаться рвота, обильное потоотделение. Нужно выдержать 15 вращений, а неприятности нередко возникают уже на пятом. Невзирая на это, врачу отвечают, что чувствуют себя хорошо - иначе призна'ют непригодным.

Качели, предложенные видным советским оториноларингологом К. Л. Хиловым, в отличие от обычных, которые "летают" по дуге, перемещаются параллельно полу. Это создаёт линейные ускорения и раздражает вестибулярный аппарат.

Чтобы легче переносить приливы крови к голове, вызываемые невесомостью, проводят тренировки в антиортоположении. Космонавт располагается на специальном поворотном столе, угол наклона которого меняется, и испытуемого то опускают вниз головой, то возвращают в исходное положение.


БАРОКАМЕРА 

Во время полёта на космическом корабле создаётся искусственная атмосфера, параметры которой могут заметно меняться в случае каких-либо нештатных или аварийных ситуаций (например, снизится содержание кислорода или произойдёт резкий перепад давления). Учитывая это, космонавтов подвергают испытанию в барокамере. Их "поднимают на высоту" 5000 м без кислородной маски, чтобы определить, как они переносят кислородное голодание. В таких ситуациях очень хорошо выявляются и скрытые патологии, и резервные возможности организма.

ТЕРМОКАМЕРА 

При подготовке первых пилотируемых полётов опасались значительного повышения температуры в спускаемом аппарате, ведь он летит в потоке плазмы с температурой в несколько тысяч градусов. Кроме того, может неожиданно отказать система терморегулирования космического корабля или орбитальной станции.

Проверка устойчивости кандидата в космонавты к воздействию высоких температур проводится в термокамере. Сначала испытание проходило при температуре 70 °С и влажности 10 %. Врач имел возможность наблюдать за состоянием испытуемого по приборам и визуально. При повышении пульса до 120- 130 ударов в минуту и температуры тела на 2-2,5 °С или же заявлении испытуемого о плохом самочувствии сеанс прекращался.

Вслед за испытанием в термокамере проводились тренировки - пять "отсидок" при тех же температурных условиях, но с возрастающей продолжительностью (от 30 до 70 мин). В заключение определялось максимальное время пребывания.

После первых полётов отпали страхи, что при спуске с орбиты температура в корабле может быть очень высокой. Но роль тренировок в термокамере не уменьшилась, а, наоборот, возросла: во время пребывания на орбите космонавтам регулярно приходится работать в открытом космосе.

Данная работа требует большого физического напряжения, организм человека выделяет много тепла. Конечно, скафандр снабжён системой терморегулирования, но иногда, чтобы завершить запланированное, космонавтам приходится работать на пределе возможностей системы жизнеобеспечения, и они в конце концов могут отказать. Поэтому при подготовке к полёту очень важно, во-первых, знать индивидуальную тепловую устойчивость каждого космонавта, а во-вторых, подготовить его организм к неблагоприятным воздействиям. Испытания проводятся при температуре 60° С и влажности 50 % в течение одного часа.


СУРДОКАМЕРА 

Перед первым полётом особенно опасались за психическую устойчивость человека в условиях космоса. Было неясно, как скажется отсутствие привычной "пищи" на органах чувств, главным образом слухе и зрении. На языке медицины это называется сенсорной депривацией. Предполагалось, что в корабле будет царить полное безмолвие, а чёрный космос за иллюминаторами - казаться лишённым пространственной глубины. Не исключалось существование ещё каких-либо неблагоприятных, даже опасных, непредсказуемых факторов.

Сенсорная депривация достаточно сильное воздействие, которое само по себе может привести к психическим расстройствам даже в земных условиях. В космическом полете её негативный эффект усиливается из-за невесомости. Пребывание в замкнутом помещении при осознании полной оторванности от Земли тоже серьёзная психическая нагрузка, усугубляющаяся постоянным ожиданием опасности.

Устойчивость психики человека к подобным воздействиям проверяется в сурдокамере (от лат. surdus - "глухой") - специальном звукоизолированном помещении.

Пока методика только отрабатывалась, характер испытаний с каждым разом менялся. Космонавты должны были находиться в сурдокамере с пониженным давлением и атмосферой из чистого кислорода. После гибели Валентина Бондаренко испытания стали проводить уже при нормальной атмосфере. То разрешалось брать с собой книги, то запрещалось, варьировались сроки "отсидки". Пребывание в сурдокамере связано с проведением серьёзного комплексного исследования, были случаи, когда некоторые его не выдерживали.


ПОДГОТОВКА НА ТРЕНАЖЁРАХ И СТЕНДАХ 

Программы подготовки лётчиков и космонавтов во многом близки, однако есть и существенные различия. Лётчик после окончания теоретического курса и занятий на наземных тренажёрах выполняет тренировочные полёты с инструктором, затем контрольные, и лишь после этого ему полностью доверяют самолёт. Первый самостоятельный полёт - большое событие в профессиональной биографии лётчика.

Построить обучение космонавта аналогичным образом невозможно, и уже первый его полёт является самостоятельным. Только технические средства подготовки космонавтов, т. е. различные стенды и тренажёры, предоставляют возможность приобрести необходимые навыки.

Сейчас науки, изучающие проблемы деятельности человека в составе человеко-машинных систем, широко оперируют понятием "образ полёта". На его основе строится процесс обучения.

Это понятие включает в себя знание реальной обстановки, спектра возможных действий, свойств объекта и задач управления им, последствий правильных и ошибочных действий и многого другого, причём в условиях, меняющихся в широком диапазоне.

На тренажёрах формируется "образ полёта", максимально приближенный к реальной обстановке, которая требует ответных действий космонавта. Интерьер кабины практически идентичен настоящему, имитируются даже вид в иллюминаторе, шумы работающих устройств и агрегатов, ряд динамических процессов. Наиболее сложно воспроизвести в наземных условиях некоторые физические особенности космического полёта, в частности невесомость, а также спровоцировать стрессовые ситуации.

Применяющиеся в процессе подготовки технические средства можно разделить на две группы.

Первую группу составляют стенды и устройства, на которых моделируются всевозможные факторы космического полёта (перегрузки, невесомость, пониженное давление и т. д.). Они носят общее название - "экзогенные тренажёры". Это и самолёты-лаборатории, и гидролаборатории, сурдокамеры, барокамеры, а также различные гимнастические снаряды: батут, лопинг и т. п.

Другую группу составляют тренажёры и стенды для отработки навыков управления оборудованием корабля на всех этапах космического полёта: выведение на орбиту и управление кораблём с помощью ориентации по Солнцу, Земле, звёздам, планетам и данным наземных служб, поиск, сближение, стыковка и расстыковка, спуск с орбиты, выполнение специальных задач.


УЧИТЬСЯ УПРАВЛЯТЬ КОРАБЛЁМ "ПО ЧАСТЯМ"… 

Первый космический тренажёр предназначался для отработки действий по управлению кораблями серии "Восток", потом его переделали, чтобы готовить космонавтов к полётам на "Восходах". Следующим шагом стало создание комплексного тренажёра для экипажей "Союзов" и специализированного тренажёра для выполнения операции сближения. Это оказалось трудной задачей, так как корабль представлял собой качественно новый пилотируемый аппарат со значительно усовершенствованными бортовыми системами. Очень часто их модели превосходили по сложности свои реальные прототипы.

Все тренажёры на начальном этапе были автономными, и каждый имел свою вычислительную машину, систему имитации внешней визуальной обстановки, пульты управления, тогда этого вполне хватало. В связи с запусками орбитальных станций, в частности "Салюта-6" с его "пересменками", возникла необходимость в подготовке большого количества экипажей - в 70-х гг. XX в. одновременно готовили целых шесть.

Расширение научной программы потребовало создания новых моделирующих стендов. Возникла и другая проблема - отработка взаимодействия основной экспедиции и экспедиции посещения при совместном выполнении работ. Кроме того, задачи, решаемые на орбите, чрезвычайно усложнились, и для формирования у космонавтов устойчивых навыков по требовалось проведение не одной сотни тренировочных циклов.

По этим причинам автономные тренажёры стали "узким местом" в процессе подготовки. Выход был найден, когда объединили тренажёры и стенды в общий тренажно-моделирующий комплекс на базе коллективно используемых систем (вычислительных, информационных и т. д.). Такое построение технических средств обеспечило одновременную работу многих применявшихся устройств и значительно сократило время подготовки.

Тренировки начинаются с изучения интерьера кабины, размещения органов управления, средств информации. Отрабатывается логическая последовательность действий при решении разных задач. Затем на всевозможных стендах и тренажёрах космонавты приобретают навыки по выполнению отдельных операций.

Следующий этап - отработка на стендах и тренажёрах всех операций в целом в штатном режиме полёта. Только после того как навыки закрепятся, приступают к усложнению условий, в частности возникающих в нештатных и аварийных ситуациях.

Тренировки могут проводиться как в реальном масштабе времени, так и в замедленном, если требуется отработать навыки управления быстротекущими процессами, либо в ускоренном темпе - для сокращения времени (например, в период предстартовой подготовки или в ходе орбитального полёта).


…И УПРАВЛЯТЬ ВСЕМ КОМПЛЕКСОМ 

Одним из основных средств обучения и тренировки экипажей является комплексный тренажёр. На нём космонавтов обучают работе с бортовыми системами, методам обнаружения и устранения неисправностей, взаимодействию с наземными пунктами управления, отрабатывают приёмы ручного управления кораблём.

Управляющий компьютер позволяет моделировать много вариантов нештатных ситуаций. Например, при подготовке астронавтов по программе "Аполлон" тренажёр имитировал около 600 отказов различных систем. Отработка действий в нештатных и аварийных ситуациях очень важна и занимает значительную часть времени. Командир экипажа должен выполнить большее число тренировок по сравнению с остальными, поскольку он несёт личную ответственность за безопасность на корабле и выполнение программы полёта.

Существует тренажёр, имитирующий орбитальную станцию. Однако отработать на нём весь полёт сутки за сутками невозможно, поэтому подготовка проводится по типовым суткам. В такие сутки включают выполнение наиболее сложных и ответственных полётных операций и дают им условные наименования, например: "Расконсервация", "Медицинские эксперименты", "Совместная деятельность".

В итоге весь экипаж сдаёт государственный экзамен, по результатам которого решается вопрос о допуске к полёту.

Принимает экзамен Государственная комиссия, состоящая из ведущих специалистов Центра подготовки и предприятий, производящих космическую технику. Процесс сдачи экзамена Госкомиссии ничем не отличается от тренировок по сложности и условиям проведения.


ПОДГОТОВКА К РАБОТАМ В ОТКРЫТОМ КОСМОСЕ 

Подготовка космонавтов к работе в открытом космосе, вероятно, самая сложная. Ведь на Земле практически невозможно создать длительную - более нескольких десятков секунд - невесомость.

Способов её имитации довольно много. Все они несовершенны, но их применяют для отработки отдельных операций, связанных с выходом в открытый космос.

Самая "чистая" невесомость возникает в самолёте при полёте по параболической траектории. Вначале тренировки проводились на истребителе "МиГ-15" - за один полёт самолёт делал три-четыре горки, во время каждой из которых состояние невесомости длилось около 40 с. Задания были нетрудные: на одной горке так называемая проба пера - написать имя, фамилию, дату и поставить подпись. Потом этот образец сравнивался с предполётным, чтобы выявить возможные нарушения тонкой координации движений. На другой горке предлагалось попробовать космическую пищу из тубы, на третьей - передать по рации заданную фразу.

Позже создали летающую лабораторию на базе Ту-104, в его салоне можно свободно "плавать" и отрабатывать элементы полётного задания, но невесомость на каждой горке длилась всего 20 с.

При "обезвешивании" с помощью лёгких газов к объекту крепятся баллоны с гелием или другим газом, что позволяет космонавту без труда перемещать его вручную или с помощью манипулятора.

Платформа на воздушной или магнитной подушке помогает отработать действия, обычно связанные с выполнением операций на внешней поверхности станции.

Наиболее эффективный способ моделирования невесомости - создание гидроневесомости.

В состоянии нейтральной плавучести сила притяжения Земли уравновешивается выталкивающей силой гидросреды. Эта сила действует только на поверхность тела, и внутренние органы по-прежнему остаются в условиях гравитации. Поэтому нарушения функций вестибулярного аппарата не происходит, и ощущения невесомости у человека не возникает. Ещё одним недостатком "гидроневесомости" является сопротивление жидкости при движении в ней.

Хотя невесомость в гидросреде сильно отличается от её прототипа на орбите, испытатель может находиться в ней практически неограниченное время и свободно перемещаться в любом направлении. Все операции отрабатываются в реальном масштабе времени.

В 1965 г. в Центре подготовки космонавтов построили гидробассейн и создали гидролабораторию - сложное сооружение с целым комплексом технологического оборудования, специальных систем, аппаратуры и механизмов. Сам бассейн представляет собой цилиндр диаметром 23 м и высотой 12 м с вмонтированными в него иллюминаторами.

Система наземных и подводных телевизионных камер позволяет наблюдать на информационном табло и записывать на видеокамеру весь процесс тренировки.

Скафандры, используемые для тренировок, почти не отличаются от штатных. Ранец системы жизнеобеспечения имитируется макетом, размеры которого соответствуют реальным. Воздух для дыхания и вода для системы терморегулирования подаются по шлангам. Работы под водой обычно связаны с определённой опасностью, поэтому космонавтов и испытателей страхуют аквалангисты.

В бассейн помещается макет космического комплекса или его фрагмента в натуральную величину с полной имитацией элементов интерьера, внутренних переходов, наружного выхода. В целях безопасности на макетах предусматриваются аварийные выходы. Общее время тренировок составляет 30-50 ч. По эмоциональному напряжению и энергозатратам тренировки в гидросреде близки к реальным условиям космического полёта.

Когда выполняются работы в открытом космосе, в гидробассейне работает экипаж поддержки, который выполняет те же операции, что и на орбите, чтобы максимально быть в курсе происходящего и немедленно помочь в случае необходимости.


ЛЁТНАЯ И ПАРАШЮТНАЯ ПОДГОТОВКА 

Важную роль в становлении космонавта как профессионала играет лётная и парашютная подготовка. В программу первой входят полёты на современных истребителях и тяжёлых транспортных самолётах. При этом овладение техникой пилотирования является не целью, а средством формирования соответствующих качеств. Полёты на самолётах развивают пространственную ориентировку и умение принимать решения в условиях дефицита времени; укрепляют навыки в работе с органами управления и приборами; тренируют внимание, переключаемость и устойчивость при выполнении монотонной работы, вырабатывают способность одновременно решать несколько задач, связанных с управлением, и т. д.

В 1960-1963 гг. парашютная подготовка имела совершенно конкретную цель - безопасное приземление после полёта (спускаемый аппарат "Восток" и космонавт приземлялись каждый на своём парашюте). По программе следовало выполнить 50-70 прыжков в год, в том числе на море, в скафандре и с аварийным запасом. Руководил процессом заслуженный мастер спорта, неоднократный рекордсмен Н. К. Никитин, сумевший увлечь космонавтов. Они занимались с неподдельным энтузиазмом и удовольствием вопреки тому, что обычно лётчики (а практически все первые космонавты были ими) прыгать с парашютом ну очень не любят.

С появлением космических кораблей серий "Восход" и "Союз" и переходом на штатное приземление в спускаемом аппарате объём парашютной подготовки к началу 70-х гг. XX в. сводился к одному-двум прыжкам в год лишь для получения допуска к полётам на самолётах.

Однако только парашютная подготовка позволяет моделировать реальную стрессовую обстановку, развивать морально-волевые качества. Поэтому с 80-х гг. в программу уже включают 25-30 прыжков с задержкой раскрытия парашюта до 30-50 с. Космонавту даются разнообразные задания, которые он должен выполнить в условиях дефицита времени при свободном падении и после раскрытия парашюта. Кроме того, нужно вести репортаж, он записывается на магнитофон и затем анализируется, чтобы определить эмоциональное напряжение парашютиста.

Наиболее психологически сложным является задание, в котором необходимо по выложенным на земле знакам определить или рассчитать (выполнив некие арифметические действия) время раскрытия парашюта, поскольку это связано с реальным риском. Разумеется, если парашютист не откроет парашют вовремя, это сделает за него автомат. Выполняющий упражнения оказывается в состоянии, максимально приближенном к тому стрессовому, которое возникает в аварийной обстановке на космическом корабле при дефиците времени для выхода из неё.

Валентина Пономарёва
Категория: Избранные статьи | Добавил: kankord (2007-03-03) | Автор: Эйсен
Просмотров: 21171 | Комментарии: 13 | Рейтинг: 4.4 |

Всего комментариев: 121 2 »
12  
клёва
я делбис

11  
я хочу стать космонавтом!!!!!

10  
А я бы хотел слетать. Жаль отбор не прошел до конца.

9  
а меня после первого же круга унесло...Я бы ублевался там. Никогда не буду К О С М О Н А В Т О М

8  
мда... а я еще хотел стать космонавтом... сейчас я понял, какие им достаются испытания! =)

7  
Спасибо большое))) что бы я без инета-то делала...))

6  
тут одно гавно!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! !!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! !!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

5  
все сразу понятно)))) даже вопросов не осталось!!

4  
=)

3  
но всё ровно спасибки

1-10 11-12
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа

Поиск по каталогу

Друзья сайта

Статистика

Copyright РЦ НТТУ - КБО ВАКО "Союз" © 2007 | Все права на эксклюзивные материалы принадлежат Администрации сайта. Ссылка на первоисточник обязательна!